Мы чувствовали себя бойцами. Мы приносили пользу

Примерно такого же типа сомалийский фильм «Марш на пути к революции». После освобождения Сомали от французских колонизаторов в стране фактически осталось прежнее соотношение сил эксплуататоров и эксплуатируемых — ничто не изменилось в стране в первые годы после освобождения. Картина и начинается со слов диктора: «Девять лет мы прожили зря…» Потом произошел переворот, к власти пришли более прогрессивные силы, и началась народная стройка. Мы видим встречу президента с крестьянами, его прямое обращение к народу с призывом развивать сельскохозяйственные кооперативы, учиться самим, без помощи других налаживать свое хозяйство.

Можно представить себе, как обе эти картины, впервые показанные людям, никогда не видевшим себя на экране, волнуют этих людей, и как они, эти картины, организуют человеческие массы на решение новых, никогда прежде не стоявших перед ними задач. Вот почему они необходимы там, где они создавались, как хлеб, как вода. И оценивать такие картины, ставя их рядом, скажем, с фильмами Альвареса, мы не можем: действуют другие эстетические критерии…

Каждый раз, смотря программу того или иного международного кинофестиваля, я невольно вспоминал теперь уже далекие годы становления нашего документального кино.

Ведь в своем время мы явились родоначальниками политического фильма. Я вспоминаю, как простая хроника, протокольная информация в руках Дзиги Вертова приобретала свой образный строй, становясь искусством боевой партийной кинопублицистики.

Почти одновременно — может быть, чуть позже — начинали и другие. И постепенно из протокольной хроники выковывалось настоящее политическое оружие, которое вызывало желание немедленно ввести его в бой. С полной отдачей оно действовало потом на фронтах первых пятилеток.

Кстати, если вы любите смотреть кинокомедии, то на интернет-ресурсе http://kinosklad.net/film1/komedii/ представлен отличный выбор самых интересных комедий в высоком качестве!

Кинокамера в наших руках перестала быть бесстрастным фиксатором событий. Всю нашу молодую озорную силу, всю изобретательность мы направляли на то, чтобы помочь партии, народу в гигантской созидательной работе.

Так в 30-х годах родились кинопоезда. Создав кинопоезд, мы сразу же ориентировались на то, чтобы своими лентами активно вмешиваться в жизнь. Как политкомиссары, как настоящие агитаторы и главари, как коммунисты мы стремились оказать практическую помощь в строительстве социализма, утверждая на экране новое, прогрессивное, негодуя против отжившего. Поэтому в кинопоезде сделать фильм было только полдела — главное заключалось в том, чтобы вовремя его показать.

Может, поэтому нас посылали на самые трудные участки социалистического строительства: стране нужны были хлеб, уголь для развивающейся промышленности, металл, строительные материалы. И мы ехали туда, где выращивался хлеб, добывался уголь, выплавлялась сталь.

Нас звала пятилетка, и мы отправлялись по ее дорогам. Мы адресовали свои фильмы колхозникам, у которых в пахоту простаивали трактора, приходили на помощь металлургам — иногда даже по сложным и тонким вопросам варки качественных сталей, что особенно нужно было, когда начиналось отечественное автомобилестроение. Обращались с призывом к транспортникам, потому что транспорт был самым «узким» местом в первой пятилетке, к шахтерам Донбасса. Всюду поспевали кинематографисты со съемочной камерой — старой, французской, многопудовой камерой «Дебри» да еще с треногой!

О многом скажет уже один такой факт: нашим шефом и другом — мы гордимся этим — был Серго Орджоникидзе. Это он посылал нас на труднейшие участки великой стройки. Хорошо помню, как однажды мы ушли от наркома с куском белой грубой бумаги, на которой синим карандашом крупным почерком Серго было начертано: «Выдать одну машину».

И главное, видимо, было даже не в том, какого качества оказывались наши картины, а в том, что в наших руках кинематограф стал активным оружием. Что мы всегда знали, куда это оружие нацелить и как с его помощью действовать.